НОВОСТИ

Дата публикации: 18 ноября 2015, 17:21
Источник: Алмаз Хаиров, Бизнес Online
Просмотров: 3109
Скачать в PDF
Салпаров: Отказался от российского паспорта ради сборной

Сегодня казанский «Зенит» на своей площадке сыграет матче группового этапа Лиги чемпионов с черногорским клубом «Будванска Ривьера», а на позиции либеро мы увидим Теодора Салпарова. Болгарский легионер из-за лимита не может играть в российском чемпионате, но помогает казанцам в международных турнирах. В интервью «БИЗНЕС Online» Салпаров рассказал о детстве в России, дружбе с футболистами «Рубина», несправедливости олимпийского отбора и многом другом.

«ПЕРВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ИЗ РОССИИ БЫЛО ОТ «ИСКРЫ»

– Теодор, весной вы собирались искать новую команду. Что заставило вас вернуться в «Зенит»?
– Прежде всего, в Казани команда мирового уровня и для любого игрока большая честь играть здесь. При этом атмосфера в коллективе отличная, мне всё нравится. А что касается возвращения, то в прошлом сезоне я говорил, что главная мотивация для меня – Лига чемпионов. Это было моей мечтой и я ее осуществил. Сейчас мне очень хотелось выиграть клубный чемпионат мира.

– Почему не получилось?
– Я не думаю, что «Крузейро» сильнее нас. Я уверен, что если бы турнир проходил в мае, то есть в конце прошлого сезона, когда мы были на ходу, мы бы его выиграли – сто процентов. Сейчас же у нас перед турниром было всего три тренировки, мы не успели сыграться. Состояние игроков после возвращения из сборных было разным и в финале мы сыграли слабо. Теперь будем пытаться снова выиграть Лигу чемпионов, чтобы вернуться на клубный чемпионат мира и добыть этот недостающий трофей.

– Помните, когда вам впервые в карьере сделали предложение из-за границы?
– В 2004 году меня звали в одинцовскую «Искру», но президент софийского ЦСКА не отпустил. Он чувствовал, что обидел меня и пообещал год спустя изменить решение, если будет хорошее предложение. Так и произошло. Между немецким «Фридрихсхафеном» и московским «Лучом», я выбрал второй вариант. Я провел хороший сезон в «Луче», но потом там возникли финансовые проблемы.

– И вы оказались в Сургуте.
– Да, мне дали такой контракт, которого в те времена у игроков моего амплуа еще не было. Мой агент Александр Яременко сказал, что есть вариант с Сургутом. Я назвал сумму, через час он перезвонил и сказал, что все окей. Потом я помог оказаться в «Югре» Пламену Константинову и он там провел отличный сезон.

«ДЕНЬГИ – НЕ ГЛАВНОЕ»

– Каково там было в бытовом плане?
– Меня все устраивало, для игроков создавались хорошие условия. Вообще, я думаю, что основная проблема иностранцев, в том что им часто не хватает общения с одноклубниками. Многим это не позволяет до конца раскрыться в чужой стране. У меня такой проблемы никогда не было – я все-таки до шестого класса учился в России и достаточно хорошо знаю язык.

– Как вы оказались в России?
– Когда мне было два годика, родители поехали работать в республику Коми. В 80-90- годы это было обычной практикой. Я ходил в обычный детский садик, потом пошел в школу. Конечно, сначала у меня был акцент, но потом я уже разговаривал, как русский. Если сложить все годы, то получается, что в России я провел половину жизни.

– В 2010 году руководство московского «Динамо» даже предлагало вам российский паспорт. Почему отказались?
– Да, такое предложение действительно было и для меня открывались отличные перспективы в российском чемпионате, ведь я бы перестал считаться легионером. Однако для этого нужно было отказаться от выступлений за сборную Болгарии, а это для меня всегда было важно. Именно поэтому я от такого варианта отказался.

– Говорят, что в 2012 году вы могли оказаться в солигорском «Шахтёре».
– Да, белорусская команда тогда играла в чемпионате России. Меня звал Виктор Сидельников, предлагали хорошие деньги, но я отказался. Деньги, конечно, важны, но это не самое главное. У меня все-таки есть имя в волейболе и не хотелось играть в команде, которую все будут «убивать».

ХОККЕЙ В КОМИ

– Какое самое яркое впечатление осталось из детства в Коми?
– То, что я допоздна пропадал на улице и родители с трудом загоняли домой. Летом были белые ночи и мы гоняли мяч, а зимой играли в хоккей. Много ли вы знаете болгар, которые умеют играть в хоккей? (Смеется).

– На матчи «Ак Барса» ходите?
– Собираюсь! На футболе я в Казани уже был и теперь очень хочу попасть на хоккей.

– Со своим соотечественником из «Рубина» Благо Георгиевым часто общаетесь?
– Мы с ним хорошие друзья. Правда, он пару месяцев назад женился и сейчас у него другая жизнь и меньше свободного времени, но все равно частенько видимся. Из игроков «Рубина» также общаюсь с Карлосом Эдуардо, знаком с Олегом Кузьминым.

– Ваша семья осталась в Софии?
– Да, когда я играл в Турции и Франции, жена и сын были со мной, но сейчас сын пошел в школу и мы решили, что больше не стоит его дергать. Сейчас он счастлив. Во время Евро вся школа просила у него автографы папы. Он обязательно будет заниматься спортом. На волейболе настаивать не буду, но он сам уже выражает желание пойти по моим стопам.

– А как вы попали в волейбол?
– Я около четырех лет занимался футболом. Затем не прошел в школе очередной отборочный этап и мама убедила меня пойти в волейбол, которым сама в свое время занимались. Как же хорошо, что я ее тогда послушал!

«В БОЛГАРИИ ЛЮБЯТ РОССИЮ»

– Ваши одноклубники Алексей Вербов и Владислав Бабичев начинали свою карьеру как связующие. На какой позиции играли вы?
– Я был доигровщиком, но с моим ростом мне было тяжело играть на высоком уровне. В какой-то момент тренер ЦСКА Стефан Христов решил переквалифицировать меня в либеро и я за это ему очень благодарен. Мне понравилось играть как либеро. Самое главное – я до сих пор получаю удовольствие от игры.

– Софийский ЦСКА во время президентства вашего сводного брата Георги Георгиева несколько раз становилось чемпионом страны, но потом команда развалилась…
– Он был президентом клуба пять-шесть лет и инвестировал в волейбол большие деньги. К сожалению, потом настали тяжелые времена для его бизнеса и денег на содержание команды перестало хватать.

– Каким вы видите свое будущее после волейбола?
– Конечно, надо задумываться о будущем, но я пока очень люблю волейбол. Есть силы и желание и я пока не готов завершать карьеру. Есть какие-то идеи, но в любом бизнесе важно найти надежных партнеров и самому хорошо разбираться в нюансах. Было много примеров, когда люди вкладывали во что-то деньги и оставались ни с чем.

– Вы, кстати, на что потратили деньги от первого контракта?
– Купил себе машину – Мерседес E200. Это был сон для меня, потому что до этого я ездил на тренировки на автобусе №204.

– Как в Болгарии сейчас относятся к России?
– Знаете, все, с кем я общаюсь, любят Россию. Мы же братья-славяне, у нас большая история. А что касается политиков, то они как проститутки. Деньги для них самое важное, поэтому они принимают сторону тех, кто может дать больше. Я считаю, что это неправильно. Мне жаль, что все так ополчились на Россию.

«ОТБОР НА ОЛИМПИАДУ НУЖНО ПЕРЕСМОТРЕТЬ»

– Прошлой зимой вы говорили, что третье-четвертое место на домашнем чемпионате Европы будет для Болгарии хорошим результатом.
– К сожалению, мы проиграли в полуфинале Франции, ведя 2:0 по партиям, а затем и матч за «бронзу» Италии. Но я могу сказать, что во время Евро в Болгарии творилось нечто невообразимое! За нас болела вся страна, с сообщений о волейболе начинались все выпуски новостей. Такого единения в Болгарии не было с тех пор, как футболисты в 1994 году дошли до полуфинала чемпионата мира в США. Надеюсь, что теперь спонсоры обратят внимание на волейбол. Чемпионат Болгарии в серьезном упадке, денег там нет, а все лучшие игроки выступают за границей.

– На Евро вы играли на групповом этапе, но затем чаще оставались в запасе. Травма?
– Да, в матче с Голландией я потянул мышцу и если бы продолжил играть, можно было усугубить травму. На тренировке еще можно себя контролировать, но в игре эмоции захлестывают и выкладываешься на площадке полностью – иначе просто нельзя. Мне не хотелось пропускать полтора месяца в клубе. Главный тренер сборной Пламен Константинов пошел мне на встречу и я иногда выходил только на прием.

– Вы с Константиновым – хорошие друзья. Как это сказывается на совместной работе в сборной?
– Мы с Пламеном действительно общаемся уже многие годы и в сборной постоянно жили в одной комнате. Но на тренировках и играх мы – тренер и игрок. Каждый делает свою работу. Да и в моем возрасте уже не надо заставлять тренироваться. Уже сам понимаешь, что все закладывается на тренировках.

– «Серебро» сборной Словении многие расценили, как случайность. Что вы об этом думаете?
– Знаете, мне понравилось, как они играли. Они ведь не только один матч выиграли, а на протяжении всего турнира смотрелись хорошо. Великий в прошлом игрок Андреа Джани сумел сделать отличный коллектив. Я, кстати, в 1996 году еще мальчишкой подавал ему мячи во время одного из матчей, у меня даже фотография есть с ним. В 2003 году мы встретились на площадке уже как соперники, а сейчас он стал хорошим тренером. Я уверен, что в финале мы бы обыграли словенцев, но что уже сейчас об этом говорить…

– Сейчас у сборных России и Болгарии одинаковая проблема – нужно добыть путевку на Олимпиаду. Как оцениваете ваши шансы в январской квалификации?
– Откровенно говоря, шансы выиграть турнир у нас маленькие. Все-таки и Россия, и Польша, и Франция сильнее нас. Но это не означает, что мы не будем бороться. Постараемся зацепиться за третье место, которое позволит поехать на мировую квалификацию. Но вообще я считаю, что нынешний отбор на Олимпиаду – это просто ужас. Его надо пересмотреть. Почему чемпион Азии едет на Олимпиаду, а чемпион Европы – нет? На других континентах волейбол значительно слабее, но у них такая же квота. Считаю, что это неправильно.

«ГРЕБЕННИКОВ – ЛУЧШИЙ ПО ИГРЕ В ЗАЩИТЕ»

– В свое время вы говорили, что ориентирами среди либеро для вас были француз Юбер Энно и бразилец Сержио. Можете назвать топ-5 лучших либеро мира прямо сейчас?
– Очень тяжело сказать. Мне кажется, Женя Гребенников на сегодняшний день лучший по игре в защите. Если говорить о Сержио, то он до сих пор показывает хороший уровень. Есть очень много хороших либеро. Все зависит от состояния здоровья, команды, турнира. Тот же Алексей Вербов – отличный либеро, но ему постоянно мешают травмы.

– Что самое главное для игры в защите?
– Сложно выделить что-то одно. Физическая форма, природная реакция, скорость, чтение игры, чувство мяча – все важно. И, конечно же, опыт помогает.

– У кого в российском чемпионате самая мощная подача?
– Почти в каждой команде есть хорошие исполнители подач. В «Зените» это, конечно, Вильфредо Леон, у «Белогорья» есть Дмитрий Мусэрский и Сергей Тетюхин. Игрока с таким богатым опытом и техническим арсеналом, как Тетюхин, в России вообще нет. В последней игре с «Зенитом» он пытался что-то придумать, но в одиночку против нашей команды ничего не сделать.

– Празднование выигранных розыгрышей с запрыгиванием на игрока давно стало вашей фишкой. Когда оно появилось?
– Много лет тому назад, когда мы дебютировали в сборной вместе с Матеем Казийски. Как-то получилось, что я запрыгнул на него после какого-то важного розыгрыша. Так и пошло. Я всегда играю эмоционально, это мне помогает и заряжает всю команду. Например, игра сборной Болгарии сильно зависит от эмоций. Наверное, это наша ментальность.

Теодор САЛПАРОВ
Амплуа: либеро
Дата рождения: 17 августа 1982 года
Место рождения: Габрово (Болгария)
Рост: 187 см
Карьера: ЦСКА (София, Болгария) – 1995-2004, 2007-2009, 2010-2012; «Луч» (Москва) – 2004/05; «Газпром-Югра» (Сургут) – 2005/06; «Динамо» (Москва) – 2006/07, 2009/10; «Галатасарай» (Стамбул, Турция) – 2012/13; «Лион» (Франция) – 2013/14. С 2014 года – в «Зените-Казань».
Достижения в клубах: победитель Лиги чемпионов (2015), чемпион Болгарии (2008, 2009, 2011), обладатель Кубка России (2006), обладатель Кубка Болгарии (2009, 2011), серебряный (2010) и бронзовый (2007) призёр Лиги чемпионов, серебряный призёр клубного чемпионата мира (2015), серебряный (2007) и бронзовый (2010) призёр чемпионата России.
Достижения в сборной: бронзовый призёр чемпионата мира (2006), бронзовый призёр чемпионата Европы (2009).
Индивидуальные достижения: лучший либеро Лиги чемпионов (2015).