НОВОСТИ

Андерсон: В России самый сильный чемпионат (Фото: Р.Кручинин)
Дата публикации: 24 ноября 2012, 00:25
Источник: БИЗНЕС Online
Просмотров: 4616
Скачать в PDF
Андерсон: В России самый сильный чемпионат

«Зенит», одержав четыре победы подряд, практически обеспечил себе место в плей-офф Лиги чемпионов. Такого результата казанцы добились не без помощи доигровщика сборной США Мэттью Андерсона. Американец, призванный заменить Рида Придди, справляется со своей задачей великолепно. Мы встретились с Андерсоном, чтобы обсудить тенденции в мировом волейболе, перспективы казанского клуба и… выборы в США.

«БЫВАТЬ ДОМА ВСЕГО ПАРУ НЕДЕЛЬ В ГОДУ ОЧЕНЬ НЕПРОСТО»

- Мэтт, как и когда ты начал играть в волейбол?
- Начал играть в школе в 14-летнем возрасте, четыре года отыграл там за местную команду. Потом три года я играл за университетскую команду в Пенсильвании Penn State. Мы участвовали в чемпионате с разъездами по всей стране. То есть все как в профессиональном клубе, только нам не платили денег. Наоборот платили мы.

- Такое в России сложно представить.
- Это были чудесные годы. Государственный университет Пенсильвании один из крупнейших в Америке – там учатся 45 тысяч студентов, и спорт на высочайшем уровне. Стадион местной команды по американскому футболу вмещает 110 тысяч зрителей! Летом, в свободное от учебы время я находился на сборах юношеской сборной США. После университета были два сезона в Южной Корее и два сезона в Италии…

- В одном из интервью легенда американского волейбола и казанского «Зенита» Ллой Болл говорил, что у американских волейболистов непростая судьба – приходится жить вдали от родины из-за того, что клубный волейбол в США не развит.
- Это на самом деле проблема – я бываю дома всего пару недель в году, максимум. Неделю перед стартом сезона и неделю после. Больших отпусков у волейболистов не бывает. Семь месяцев ты играешь внутренний чемпионат, потом едешь на сборы национальной команды – и так каждый год. Тренировочный лагерь сборной США находится в Калифорнии, поэтому свободное от клубного сезона время я живу там. Даже в Америке я не могу проводить время с семьей. Это непросто. При любой возможности родные приезжают навестить меня, а я стараюсь навестить их в Буффало. Но это не всегда возможно. Им нужно работать, тем более что экономика в США переживает не лучшие времена, и работа часто выходит на первый план.

- Как ты решился связать судьбу с таким непопулярным для американцев видом спорта?
- В школе я играл в футбол – тот, который привычен европейцам – на позиции вратаря. Честно говоря, это было скучно для меня. Друзья посоветовали попробовать волейбол – в первой же игре я понял, что это мой вид спорта. А вообще, волейбол у нас семейное. Мои папа и мама играли много лет, сестра играла в школе и колледже. Но сейчас они играют только в свое удовольствие в разных турнирах и лигах, профессионально этим занимаюсь только я. Поэтому они живут в Америке, и только мне пришлось уехать.

«В ИТАЛИИ ТРАДИЦИИ БОГАЧЕ, НО В РОССИИ ЛИГА СИЛЬНЕЕ»

- Прежде, чем принять приглашение «Зенита», ты, наверняка, советовался с Ллоем Боллом и Клэйтоном Стэнли, которые оставили большой след в истории татарстанского волейбола. Что они говорили тебе про Казань и про «Зенит»?
- Я отлично знаю Клэя по игре за сборную, а вот с Ллоем лично познакомиться так и не удалось. Я пришел в сборную уже после того, как он принял решение ее покинуть. Я общался с ним через интернет, причем не только перед тем, как перебраться в Казань, но и годом раньше – перед тем, как подписать контракт с «Моденой».

- Решение о выборе Казани далось непросто?
- Да, в Италии меня все устраивало, но во внутреннем чемпионате начались определенные проблемы, в том числе финансового плана. По приезду в Казань я убедился в том, что это шаг вперед для меня, для моей карьеры. В России сейчас самая сильная лига, думаю, с этим сейчас не будут спорить даже в Италии. Зарплаты в Италии значительно упали, поэтому хорошие игроки туда не едут. Наоборот, уезжают.

- В России посещаемость все же поменьше, чем в Италии.
- Не всегда на игры приходит много болельщиков, но если они приходят, то шумовую поддержку обеспечивают отличную – будто миллион человек на трибунах. Поэтому, конечно, хочется чаще видеть аншлаги на наших играх. Но нужно понимать, что не всегда люди могут бросить работу или семейные дела. А зал в Казани просто великолепен. Что касается Италии, то там традиции богаче, клубы имеют историю в десятки лет, есть фанаты с 40-50-летним стажем. Но плюс в России в растущем уровне лиги. Ни один матч внутреннего чемпионата не получается простым.

«НАМ НУЖНО ПОРАБОТАТЬ НАД ПСИХОЛОГИЕЙ»

- Как тогда объяснить очередное поражение «Зенита» на клубном чемпионате мира в Катаре итальянскому «Трентино», ставшему уже принципиальным соперником?
- Во-первых, «Трентино» было лучше готово к тому турниру, они играли лучше. Мы испытывали проблемы в командном взаимодействии. Тренировались этим составом меньше месяца, а я приехал в расположение команды еще позже. Но на тренировках по прилету из Катара мы с тренером разобрали все по эпизодам и сделали выводы. Во-вторых, ребята толком не успели отдохнуть от тяжелого олимпийского сезона, многие с травмами. В пекло бросили совсем молодого блокирующего Ваню Демакова. Причин много.

- Как оценишь начало сезона в целом?
- Старт сезона неоднозначный. С одной стороны выиграли Суперкубок и хорошо стартовали в чемпионате, но с другой стороны неудачи в Катаре и Кубке России. Могли начать лучше. Мое мнение, что мы проиграли не соперникам, а самим себе. Проблема в нас самих. Но волейбол – это наша работа. Несмотря ни на что мы должны тренироваться и тренироваться.

- Бывают моменты, когда хочется все бросить и уехать к семье в Буффало?
- Конечно, эмоциональные срывы тоже часть нашей работы. Но любой профессионал должен справляться с ними. Сейчас начало сезона, нам нужно поработать над психологией, улучшить внутрикомандные отношения.

- В любой великой команде есть лидер, вокруг которого идет сплочение команды в трудный момент. В свое время в «Зените» таковыми были Дмитрий Фомин, Ллой Болл, Сергей Тетюхин. Кто лидер «Зенита» нынешнего?
- Валерио (Вермильо, – авт.) активно подбадривает команду во время матчей. Позиция связующего в принципе подразумевает некое лидерство, связующий всегда решает, как будет развиваться атака. Роль Валерио очень важна в команде. Макс (Михайлов – авт.) немногословен, но он показывает всем, как нужно работать на тренировках и на игре. Вот эти два парня – лидеры. Апаликов имеет большой опыт, и, конечно, тренер – он один из лучших в мире в своем деле. Настрой, установка на игру, разбор слабостей противника – все это тренер делает великолепно.

«ПОСЛЕ ОЛИМПИАДЫ Я УЕХАЛ К СЕМЬЕ И ПОСТАРАЛСЯ ВСЕ ЗАБЫТЬ»

- Ты сказал, что многие ребята не до конца восстановились после олимпийского сезона. Ты ведь тоже был в Лондоне.
- Да, некоторые ребята уставшие, поэтому нужно очень внимательно относиться к здоровью, ни в коем случае не получать травмы в начале сезона. Что касается меня, то мой организм достаточно молод, и Олимпийские игры не сильно повлияли на мое состояние. Я имел достаточно времени, чтобы отдохнуть и восстановиться.

- Ты выглядел очень сильно в Лондоне. Однако от вашей сборной – победительницы пекинской Олимпиады – ждали большего.
- Мы, игроки и тренеры сборной, болельщики рассчитывали выиграть как минимум олимпийскую медаль. Группа была мощнейшая по составу – Бразилия, Россия, Сербия, Германия и мы – действующие олимпийские чемпионы. Наша задача была пройти в плей-офф, но никто не ожидал, что мы выйдем туда с первого места в группе. В четвертьфинале против Италии мы, естественно, были фаворитами, но это давление сыграло с нами злую шутку. Итальянцы, напротив, вышли на матч раскованными. Иногда такие поражения случаются. После Олимпиады я уехал домой, к семье и постарался все забыть. Но я могу сказать, что мы сделали все возможное, играли так, как могли. Я рад, что еще молод, и у меня будет шанс на следующей Олимпиаде. Хотя пока мы не знаем, кто будет новым тренером сборной, кто вообще будет в сборной после этой Олимпиады. Надеюсь, все перспективы будут ясны в ближайшие пару месяцев. Теперь нужно сосредоточиться на игре в «Зените».

- Мы говорили о том, что волейбол не самый популярный вид спорта среди американцев. Каково быть в одной олимпийской команде вместе с такими звездами, как Майкл Фелпс или Райан Лохте? Кого еще американцы так боготворят?
- Американская сборная всегда была очень успешна на Олимпийских играх. Это она из самых успешных волейбольных сборных на Олимпиадах (сборная США по волейболу – олимпийский чемпион 1984, 1988 и 2008 годов, – авт.). Но скажу честно, те, кого ты назвал – Фелпс и Лохте – просто боги для поклонников американского спорта. Женская сборная США по футболу сейчас тоже популярна, обе баскетбольные сборные, естественно, тоже. Легкоатлеты-спринтеры всегда любимы в нашей стране. Американцы всегда гордились своими спортсменами, особенно олимпийскими чемпионами. Государство поддерживает олимпийцев, и они отплачивают своей стране медалями и победами.

«ПОДАЧА И АТАКА– МОИ КОЗЫРИ»

- Назови тройку лучших волейболистов мира в твоем амплуа.
- Сергей Тетюхин – это пример игрока с колоссальным опытом, сколько лет он играет на высоком клубном уровне, в сборной! Это игрок думающий, почти всегда принимающий правильные решения. Восхищаюсь игрой бразильца Мурило. Его соотечественник Жиба много лет был лучшим доигровщиком планеты, но сейчас возраст берет свое. Вот моя тройка лучших доигровщиков мира.

- Однако сборная США переиграла бразильцев вместе с Мурило и Жибой в Пекине в 2008 году.
- Да, это великолепный пример того, как коллектив выигрывает золото Олимпиады. То была великая команда, невероятно сплоченная. Они любили друг друга – как игроки, разумеется. Каждый игрок, будь то Болл или Стэнли, абсолютно разные по характеру в жизни, на площадке становились одной командой, единым целым. Приходя в зал, они забывали о личных проблемах и просто тренировались и играли друг за друга.

- Каковы твои сильные стороны?
- Мои козыри – нести энергетику в команду, я люблю и умею подавать, а также хорошо атаковать. Я работаю над психологией, как не «поплыть», когда игра не клеится – это очень непросто.

«У МЕНЯ И ДЕВУШКИ НЕТ. С МОИМ ОБРАЗОМ ЖИЗНИ СЛОЖНО УСТРОИТЬ ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ»

- Какие виды спорта воспринимаешь, кроме волейбола?
- Я не любитель других видов спорта. В Калифорнии, где я живу, круглый год отличный климат – хожу там на пляж, в бассейн. В России с этим сложнее, зима на дворе. Хотя я привычен к зиме. На моей родине в Буффало бывает много снега, бывает холодно, но не минус 30, как здесь. Но у меня здесь работа, и я справлюсь – закроюсь в своей комнате и буду ждать (смеется).

- В четырех стенах с ума можно будет сойти.
- Совсем нет. У меня есть компьютер, есть скайп, с помощью которого я постоянно общаюсь с семьей. Смотрю фильмы, книжки читаю. Здесь в России я стал читать больше.

- Что читаешь?
- Сейчас я читаю книгу по спортивной психологии.

- Книгу Ллоя Болла не читал?
- Еще нет, но планирую это сделать.

- Раз поговорили о книгах, давай поговорим о фильмах.
- Не люблю ужастики и трагедии. Намного приятнее комедии, старые романтические фильмы, например, «Касабланка». «Форест Гамп» - отличный фильм, советую посмотреть всем, кто не смотрел. Том Хэнкс там просто великолепен.

- Ты активный пользователь социальных сетей?
- Да, есть аккаунты в Facebook и Twitter. Это отличный способ общаться с болельщиками, друзьями детства, бывшими товарищами по школе, университету. Особенно, если ты в другой стране.

- Задам не совсем удобный вопрос. Когда Мэтт Андерсон покончит с холостяцкой жизнью?
- Даже не знаю. У меня и девушки нет. С моим образом жизни сложно устроить личную жизнь. У многих спортсменов такая проблема – один сезон ты здесь, и не знаешь, в каком городе будешь жить через год.

- У нас в Казани есть прекрасные волейболистки из женской команды.
- Знаю, есть и американки, но одна уже замужем, а у другой есть парень.

- Как тесно ты общаешься с соотечественниками, которые есть не только в женском «Динамо», но и в УНИКСе?
- С игроками УНИКСа я не знаком. С волейболистками «Динамо» видимся и общаемся, с Джордан Ларсон и Хизер Боун я знаком по сборной. Иногда идем в ресторан вместе, болтаем.

- У тебя контракт на три года с «Зенитом». Что ждешь от этих трех лет, и есть ли какие планы на будущее?
- Три года – очень большой срок в спорте. Мне нужно освоиться, понять, где я живу и в какой команде играю. Длительный контракт – это мое желание. Хочется осесть на одном месте. Казань на эти три года для меня будет вторым домом. Что дальше? Не знаю. Возможно, вернусь в Италию.

«МНОГИЕ ПРОГНОЗИРОВАЛИ ПОБЕДУ ОБАМЕ, НО ЛИЧНО Я В ЭТОМ НЕ БЫЛ УВЕРЕН»

- Что означают твои татуировки?
- Одна из них – на теле сбоку – иллюстрирует рыцарский герб семьи Андерсон. У моего брата такая же татуировка – мы ее посвятили нашему отцу, который ушел из жизни в 2010 году. Один из ее элементов – инициалы отца – Майкла-Уильяма Андерсона, даты его рождения и смерти. Что означает вторая татуировка с изображением Тауэрского моста и олимпийских колец, сами, думаю, догадаетесь.

- Если выиграешь чемпионат России, сделаешь третью?
- Сделаю третью, только если поеду еще на одну Олимпиаду. Олимпиада очень много значит для меня с детства.

- Немного о политике. Четвертого ноября прошли выборы президента США. Ты голосовал?
- Нет. Не то, чтобы я аполитичен, но именно об этой предвыборной кампании я знал очень мало. К тому же было очень сложно проголосовать отсюда из России. Нужно было заполнить и отправить кучу бумаг.

- И все же. Если бы ты голосовал, то за кого?
- Как я уже сказал, я не знал позицию обоих кандидатов по важным вопросам. Экономический подъем в стране при демократах был неплохим, но я считаю, что обе партии должны консолидироваться – многие вещи нужно менять, в том числе в экономике.

- В России принято считать, что выборы в США – эталон, демократичные и чистые. Так ли это на самом деле?
- Я думаю, да. Выборы в нашей стране – очень важное событие. Они непредсказуемы, а система с «выборщиками» справедлива. Никто не знает заранее, кто будет президентом. Есть разные организации, которые делают прогнозы по каждому штату, опросы населения, но окончательно победителя кампании мы узнаем только после выборов. Многие прогнозировали победу Бараку Обаме, но лично я, как и многие американцы, в этом не был уверен.

- Твое любимое место на планете?
- Любимое место – мой дом, мой родной город, то место, где моя семья будет счастлива. Хочется побывать в Швеции, где я никогда не был.

Марат Вагизов